Монс. Монтеризи: «Персональная прелатура – образование, обогащающее общину Церкви»

Начинается 25 год жизни прелатуры Opus Dei. По случаю этой годовщины архиепископ Франческо Монтеризи ответил на несколько вопросов. Его высокопреосвященство занимает должность секретаря Конгрегации по делам епископов, т.е. той ватиканской дикастерии, которой подчиняются прелатуры.

Книги и тексты

‑ Ваше высокопреосвященство, 28 ноября 1982 г. Иоанн Павел II учредил прелатуру OpusDei. Каких, по-вашему, плодов могут ожидать епархии от подобного юридического образования?

‑ Несколько месяцев спустя после 25-ой годовщины уже можно начинать подводить итоги работы, проделанной членами прелатуры за этот период. Раб Божий Иоанн Павел II в одной из своих речей пятилетней давности напомнил, что «благодаря принадлежности верных-мирян и к своей поместной Церкви, и к прелатуре, в которую они инкорпорированы, особая миссия прелатуры вливается в благовестие всей поместной Церкви».

‑ Почему Иоанн Павел II решил впервые обратиться к соборному наброску персональной прелатуры, именно присваивая этот статус OpusDei?

‑ Чтобы ответить на этом вопрос, нужно начать с того, как выглядело Opus Dei в глазах Святого Отца и Церкви на момент, когда возник вопрос о необходимости признания организации со стороны Св. Престола.

Прелатура – это не «формула независимости», а совсем наоборот: это конкретный ответ церковной иерархии на специфическую пастырскую потребность.

Opus Dei, родившееся в 1928 г. в сердце и уме св. Хосемарии Эскривы, было новым, доселе неизвестным апостольским начинанием с некоторыми особенностями, которые следовало учитывать при признании его в соответствии с юридическими положениями Церкви, т.е. с Каноническим правом. И действительно, уже тысячи верных, рассеянных по епархиям всех пяти континентов, усвоили жизненный идеал, предложенный св. Хосемарией – идеал ответа на призвание к святости и апостольству в условиях повседневной жизни. Эти верные нуждались в специальной пастырской помощи, чтобы достичь поставленной цели, и, что закономерно, было много священников, которые, следуя духу Opus Dei, чувствовали призвание Господне выполнять свое служение как секулярные, а не монашествующие священники, среди верных, искавших святости в обычных реалиях. Наконец, было необходимо поручить это новое апостольское начинание руководству определенного человека – прелата, который при помощи своих сотрудников координировал бы жизнь и деятельность Opus Dei по всему миру. Именно эти соображения привели к тому, что организация была наделена особым юридическим статусом персональной прелатуры.

Достаточно прочесть апостольскую конституцию «Ut sit» от 1982 г. об учреждении прелатуры, чтобы понять, что эта форма наиболее полно соответствовала тому, чтобы Opus Dei в том виде, в каком его видел св. Хосемария в свете своей глубокой духовности, смогло исполнить свою миссию в Церкви.

‑ Есть ли в Церкви другие персональные прелатуры, помимо OpusDei?

Иоанн Павел II напомнил, что «особая миссия прелатуры вливается в благовестие всей поместной Церкви».

‑ На данный момент нет. Но ничего не мешает появиться им в будущем: Св. Престол учредит их, если они будут иметь формальные характеристики, присущие данному юридическому лицу, как это установлено церковным правом.

Ваш вопрос продиктован, пожалуй, некоторыми публикациями в прессе, согласно которым архиепископ Эммануэль Милинго намеревается образовать «персональную прелатуру» для «женатых священников». Подобный проект с точки зрения канонического права был бы своего рода «юридическим уродом», а не персональной прелатурой, так как ей недоставало бы различных существенных элементов, таких как специфическая цель, миряне и т.д. И это не говоря уже о весьма прискорбных аспектах этого замысла, из-за которых монс. Милинго лишился церковного общения: отказ от священнического безбрачия – этого «великого дара Божьего для Церкви» со стороны свободно принимающего целибат «ради Царства небесного», а также серьезное непослушание Святому Отцу и соблазн для верных.

‑ Некоторые полагают, что юридический статус персональной прелатуры предполагает некоторую степень «независимости». Как обстоит дело в действительности?

‑ Прелатура – это не «формула независимости», как иногда говорят, а совсем наоборот: это конкретный ответ церковной иерархии на специфическую пастырскую потребность.

Когда Иоанн Павел II учредил прелатуру, то ни ее верные, ни воспитательно-образовательная деятельность не стали от этого «независимыми» от церковной иерархии. Напротив, иерархия получила контроль над этим образованием посредством прелата, назначаемого Папой. Прелат обязан руководить прелатурой в общении со всеми епископами. В то же время он должен заботиться о том, чтобы Opus Dei со всей его деятельностью оставалось в общении со Святым Отцом ‑ «cum et sub Petro».

Общение со Св. Престолом выражается в сугубо конкретных обязанностях, таких как отчеты каждые пять лет о состоянии прелатуры или определенные контакты с дикастериями римской курии и в частности с учреждением, которому собственно и подведомственна прелатура, т.е. с Конгрегацией по делам епископов.

Кроме того, миряне Opus Dei, будучи членами прелатуры, по своему положению ничем не отличаются от прочих верных своих епархий. К тому же они полнее сознают свою принадлежность к Церкви, начиная с Церкви поместной, на территории которой они живут и трудятся.

Плоды апостольской деятельности прелатуры служат на пользу тех епархий, к которым принадлежат ее верные: очень часто, например, случалось, когда личное апостольство члена Opus Dei приводило к обращению его друга, коллеги или родственника. Труд мирян прелатуры, их апостольские и социальные предприятия, их инициативы становятся стимулом для других верующих, что означает духовный рост всей епархии.

'Opus Dei родилось, чтобы поддержать апостольство своих членов-мирян в обычной жизни'.

Опыт истекших лет работы прелатуры во множестве епархий по всему миру показывает, что Opus Dei всегда осуществляло свою интенсивную деятельность в общении с епархиальными епископами. Это общение принимает самые различные формы, но прелатура в любом случае стремится согласовать свои начинания с ординариями всех епархий.

Поэтому, чтобы подытожить, можно сказать, что персональная прелатура обогащает общину Церкви.

‑ В какой степени юридическая форма прелатуры OpusDei расширяет роль мирян?

‑ Opus Dei родилось, чтобы поддержать апостольство своих членов-мирян в обычной жизни. Еще до присвоения Opus Dei статуса прелатуры оно распространилось уже по всему миру и располагало верными-мирянами, воплощавшими этот идеал в семейной жизни, в мире труда и в прочих реалиях повседневной жизни. Как говорил Иоанн Павел II в той речи, о которой я упоминал, отвечая на первый вопрос, юридическое лицо прелатуры, как и прочие, входящие в рамки церковного права, делает возможным «органическое сотрудничество священников и мирян» во благо Церкви и для роста Царствия Божьего.