«Код Да Винчи» усиливает интерес к Церкви и к истинному Opus Dei, Gazeta Wyborcza, 18.V.06

Браун: «КДВ это роман, то есть фантастика».

Варшава, 17 мая 2006. Когда комиссар Бесу Фаш (Жан Рено) со сжатыми челюстями и с налитыми кровью глазами жестоко бьет бесноватого Силаса (Пол Бетани), таким образом режиссер «Кода Да Винчи» Рон Говард показывает моральный и психологический образ Фаша. Понятно, что автор этих строк, являющийся одним из 78 000 членов Прелатуры Opus Dei чувствует себя не очень комфортно в кинозале, тем более что Фаш решает раскрыть своего подчиненного, как члена Прелатуры.

Этой и другими сценами Говард попытался «обогатить» книгу Дэна Брауна, и создает посредственный фильм в стиле Индианы Джонс. Этот фильм это не образец киноискусства, а набор почти всех элементов обычного голливудского триллера: начиная с оголтелых преследований на машинах по улицам старого Парижа, до садомазохизма и дешевой научной фантастики. Этот монтаж (с бюджетом картины более 100 миллионов долларов) на самом деле разрушает главную мысль Брауна и Говарда: победа феминизма. То, что должна была воплощать Софи Невеу (Аудри Тоту), но она делает это нерешительно и бесцветно.

Несмотря на то, что критики кино являются профессионалами, которые обычно занимают отстраненную позицию в прессе, в полночь со вторника на среду в кинозале Милениум Сити был слышен смех, когда профессор Роберт Лангдон (Том Хэнкс) обличал Невеу голосом торжественного миропомазания: «ты последний потомок Иисуса Христа». Первые комментарии критиков в Каннах, после одновременной презентации для прессы и до премьеры были негативными.

Премьера фильма Рона Говарда «Код Да Винчи» получился длинной историей промоушена длившегося два с половиной года. Картина была запущена с одним из самых больших бюджетов по маркетингу в истории кино: 40 миллионов долларов только на продвижение продукта на американском рынке, по словам журнала Wall Street Journal.

Самая распространенная техника на рынке PR в принципе довольно проста: спровоцировать небольшим информационным взрывателем общественную реакцию, которая поспособствует желаниям клиента увидеть это.

Рон Говард за неделю до премьеры сделал несколько странных заявлений в Los Angeles Times и в других СМИ, от которых можно было понять, что ему не все шло должным образом. Говард говорил, что «отрицать право человека посмотреть фильм это фашизм», и добавлял, что «говорить кому-либо, чтобы он не ходил на фильм это неправильно, и это порождает ненависть и насилие». В тех интервью несколько раз упоминался Opus Dei.

И это было тем более странно, потому что Opus Dei избегнул любой полемики, зная, что в Голливуде такие споры порождают прибыль. Боевая терминология Говарда использовала различные заявления о различных церковных личностях, которые высказались в пользу организованного бойкота. Участники таких чудовищных проектов, как тот, о котором мы говорим, никогда не делают заявления, не сравнивая их с мнением продюсеров.

Стратегия, сформулированная начальником по связям Opus Dei, испанца Хуана Мануэля Мора («показать Opus Dei таким, какой он есть, вместо того, чтобы полемизировать о том, что он не такой») удалась и все указывало на то, что ответственные за продвижение товара ждали мировых дебатам, которые предположительно должны были возникнуть. И провокация Говарда сделанная в последний час не сработала: официальный представитель Opus Dei в Риме только вежливо попросил Говарда 11 мая «чтобы он сохранял спокойствие и выражался с уважением» и почти ничего больше. Днем позже, 12 мая, сам Прелат Opus Dei, Хавьер Эчеваррия, сказал, что Opus Dei не давал никаких указаний своим членам, чтобы они бойкотировали фильм: «мы только рекомендуем умножить усилия по утверждению истины о Евангелии и Церкви», сказал Эчеваррия. Говард говорил позже в других заявлениях, что его слова должны были пониматься радикальным образом.

Фильм, основанный на книге Брауна, «это более жесткая версия» «жесткой книги». Главная характеристика это смешение фантастики и реальности. Фантастика, на которой базируется сюжет все та же: Иисус Христос был простым человеком, который был провозглашен Богом императором Константином в 325 году, и что доверил Церковь Марии Магдалене, которой препятствовали апостолы, и она должны была бежать во Францию, где она основала свой род в тайне, который просуществовал до сегодняшнего дня. Чтобы добиться своих целей Константин уничтожил в Новом Завете много апокрифических евангелий, которые говорят о связи Марии Магдалены и Иисуса. Главное направление фильма это огромный релятивизм. Все повисает в воздухе: добро и зло, истина и ошибка, даже Личность Христа.

Существует много литературы и видео (одно из них снято американской Конференцией Епископов: «Расшифровывая Иисуса») в котором опровергаются псевдоисторические фантазии книги и фильма. Утверждение о том, что Константин приказал разрушить в 320 году оригинальные источники не может быть верным с исторической точки зрения. Источники, говорящие о том, что Иисус был Богом гораздо старше Константина и подтверждаются новыми находками папирусов. Историки уверенно говорят о том, что четыре Евангелия канонов Церкви были написаны между 60 и 110 годами.

Теория происхождения Иисуса выраженная в «Коде Да Винчи» основывается на так называемом «Евангелие от Филиппа», что на самом деле нечто вроде Катехизиса гностической секты валентинцев, хотя в этом тексте нигде не говорится о потомстве Иисуса. Дэн Браун использовал это Евангелие не понимая, что речь идет о тексте, который проповедует презрение к миру в общем и к любому половому акту и к самому воспроизведению в частности. И конечно текст не был направлен на то, чтобы доказать существование интимной связи или брака между Иисусом и Марией Магдаленой, и уж тем более потомства. Поцелуй в губы, который является доказательством Брауна, был в семитской культуре обычным приветствием.

Роман и фильм представляют гротескную карикатуру на Opus Dei, в лице Силаса, криминального монаха альбиноса. Пропасть разделяющая фантастику и реальность была вероятно одной их причин интереса к истинному Opus Dei отмеченному в последние годы во всем мире. В течение 2005 – объясняет Петер Банкрофт, из Офиса Информации Opus Dei в США. – Нас посетили более 15 миллионов раз, 3 миллионами различных людей. То, что касается США, с момента публикации романа более миллиона людей посетили сайт организации. В контрасте с Opus Dei смог объяснить и с каждым разом все с большей ясностью и прозрачностью послание основателя, Хосемарии Эскрива: института для мужчин и женщин, которые пытаются идти за Иисусом Христом в обычной жизни, в работе, в семье и в обычной жизни. Когда Браун создавал легенду необходимую для своего триллера, Opus Dei Соединенных Штатов установил возле входной двери национального престола в Нью-Йорке небольшой стенд в информационными буклетами со следующим текстом: «для фанатов КДВ (Кода Да Винчи): если вам интересен реальный Opus Dei, возьмите один». Аппарат, который обошелся в десять долларов, был показан в более 100 газетах и был снят съемочными группами кино и телевидения всего мира.

Мы осознаем – рассказывает Мора – что в Opus Dei был человек по имени Силас: это брокер из Биафры (Нигерия), который живет в Бруклине со своей женой Нгоци. В New York Times 7 февраля появилась фотография настоящего Силаса и с тех пор афроамериканец должен был дать достаточно интервью.

Браун когда презентовал свой роман в сентябре 2003, заявил категоричным тоном, что «роман основан полностью на реальных событиях. Все предметы искусства, все места, все исторические документы и все описанные организации описанные в романе существуют». Так как он снял эпизоды перед реальным престолом Opus Dei в Нью-Йорке, Opus Dei Брауна тоже должен был быть реальным.

Несколько месяцев спустя, он передумал. На своем вебсайте он повторяет свою фразу, но уже без слова «полностью» (основана на реальных событиях). Спустя пять месяцев Браун изменил текст: КДВ это роман, то есть, фантастика. Персонажи книги и их действия, не совсем реальны…» В настоящий момент, Браун еще более осторожен: «КДВ это роман, то есть фантастика».

В течение того времени не было полемики. По словам ответственных за связи с общественностью Opus Dei (Хуан Мануэль Мора, Брайан Финерти и Марко Карроджио) в январе 2004 региональный викарий Opus Dei Фэзер Томас Болин, пожаловался в одном письме в Сони на отношение КДВ к Церкви, и просил, чтобы имя Opus Dei не использовалось и просил встречи с президентом кино отдела компании Эми Паскаль. В дальнейшем Болин получил любезный ответ скудного содержания. В конце концов Рон Говард уверил (в заявлениях декабря 2005), что фильм будет полностью верен книге, то есть, что не будет изменено описание Церкви и не будет удалено имя Opus Dei. Но даже и это не было точным: Говард обогатил презентацию фильма «своим» Opus Dei, превратив не отталкивающего комиссара полиции Фаша в члена Opus Dei (в романе он им не был) и включив другие негативные эпизоды.

Это в тот момент определилась стратегия Opus Dei «превратить лимоны в лимонад». В апреле 2006 пресс-служба Opus Dei в Токио написала открытое письмо акционерам, директорам и сотрудникам компании «Сони». Пресс-служба предлагала себя для того, чтобы рассказать о реальном Opus Dei и просила Сони включить в начало фильма объявление о том, что это фантастика и что любое сходство с реальностью является совпадением. Этот жест, говорилось в письме, «был бы выражением уважения к фигуре Иисуса, истории Церкви и религиозных убеждений зрителей». Неделю спустя, письмо было вывешено на японской страничке официального вебсайта, и оттуда, распространилось на все мировые информационные агентства.

Сони хранила молчание. Специалисты японской мультинациональной компании теперь должны будут объяснить своим клиентам, почему они пожелали нарушить Кодекс Поведения, одобренный Корпорацией 28 мая 2003 года, где можно прочитать следующие рекомендации: «признавая, что одно общепринятое социальное и профессиональное поведение в одной культуре или регионе может рассматриваться по другому в других, персонал Сони должен быть особенно уважительным по отношению к культурным и региональным различиям в выполнении своих обязанностей» и «никто не должен применять расовые или религиозные оскорбления, а также шутки или другие комментарии или поведение на месте работы, которые создадут враждебную обстановку» и нельзя «использовать ложную рекламу, которая дезориентирует или послужит клеветой по отношению к другим».

Несмотря на это, единственный реальный член Opus Dei под именем Силас превратился в зеркало и официального представителя нормального Opus Dei перед сумрачным монахом-убийцей из КДВ. Образ Opus Dei, который рисует картина существует только в воображении Брауна и его продюсеров, но контраст между вымышленным и реальным может послужить так, что многие зрители, которые не знакомы с Opus Dei лично, поймут, что «верные Прелатуры, мы ни ангелы ни демоны, а люди из плоти и крови, с ошибками и удачами, с недостатками и с желанием следовать духовному идеалу, который нас воодушевляет». (Марко Карроджио, официальный представитель Opus Dei)

РИКАРДО ЕСТАРИОЛЬ